abracadablablah: (Default)
"Ангел входит к человеку без стука. Со спины. Ангел берет человека за уши и бьет лицом об стол. И человек - чувствует счастье. Он становится счастливым. Он - само счастье, когда его лоб пришелся об угол стола."
abracadablablah: (Default)
"Бу-бу-бу-бу-бу-бу-бу" - твердит внутренний голос
abracadablablah: (Default)
Существуют перчатки без пальцев. Существуют слова, в которых не хватает букв. И слова, в которых все буквы выстроены неверно, как попало, а потому образуют не те слова. Существуют годы невидимого молчания. Существуют и годы невидимого крика, растянувшегося настолько, что не оставляет никакого места ни словам, ни молчанию.

Просто переждать, как пережидают заставший врасплох дождь, когда это (заставание врасплох) совсем неуместно в текущем контексте.

- А это держи при себе.
- Ну и что мне с этим делать? Мне-то оно зачем?
- Просто держи. Накапливай. Пока не взорвется.

Бывает, птицы передразнивают друг друга. Или они ничего не знают об орнитологии?

- И долго так?
- Просто пережди. Но не ожидай ничего.

Существуют поезда, которые оставляешь позади. Не потому что из них вышел, а потому что успел вовремя упустить. Или они тебя упустили. Кто тут о чем не знает?

- Может, хватит дурачиться?
- И что тогда?
- Да, в самом деле. Ладно.

Существуют мысли и чувства, слипшееся словно буквы в словах, их надо бы промыть. Исходят из буквальной литеры "я", с конца. Хорошо если к началу. К началу.

Существует что-то типа течения времени. От него размокают расписания, повисая бессмысленными ошметками неразборчивой уже материи, на которой цифры и шифры не ведут никуда в плане понимания. Просто перевести стрелки. Кто тут в чем виноват? Допустим, дождь. Существует же дождь. Ходит из созревших, набухших облаков куда-то вниз.

Птицы любят сидеть на ветках, порой – на проводах. Птицы умеют летать и болтать.

Существует речь, похожая на ручей, течет параллельно времени по каким-то своим проторенным уже, но словно заданным куда как ранее путям.

Бывает, время бежит так быстро, что обходит на круг. Потому кажется, что оно уже было.

Бывает, что самокопания превращают человека в яму, дыру, не стесняющуюся затягивать окружающих существ, мелкие сущности и предметы. Они все в нем какое-то время барахтаются, а потом им надоедает и они исчезают.

Суженный до пределов обозримости горизонт подгоняет волны, выносящие из пучин забвения на берега памяти да, пену. Все речи впадают в забвение же. Летят по воле волн. Бывает и такое.

Существует темнота с глазами и без глаз. Первая несколько страшнее, потому что в нее смотришь как в отражение. Чертовски непривычно.

Существует время разбрасывать камни, существует время собирать. Существует время их точить.

Существует кнопка "отправить", в конце концов.
abracadablablah: (Default)
нанес непоправимый визит
abracadablablah: (Default)
Город погружается в жару как в легкий, как пух, бред. Иногда как в густую жижу, кисель. Чуть выныриваешь, чтобы посмотреть вперед. «Предвидеть будущее несложно – нужно лишь знать, что было в прошлом.»

Нужно ли?

Вчера уже было сегодня, густое как канифоль, чтобы, допустим, спаять вместе какие-то детали проживаемой биографии.

Все распустилось. Не отстаю и я. То ли кислорода меньше, то ли запах всякой цветущей природной роскоши вдруг сделался приторным, посыпая душевный раны (ах-ах) какой-то сладкой дурью. Летом вообще все какое-то избыточное. Может, это отчасти и подталкивает к тому, чтобы тратить. Особенно время. Как моль тратит подвернувшуюся ей шерсть. И оставляя свои личинки в завтра. Жизнь продолжается, и то ли из-за жары, то ли еще чего, это не столько оптимистическая фраза, сколько лишь сухая (особенно когда нет дождей) констатация. Продолжает себя: тянет себя за хвост, вытягивает за волосы из болота и т.д. и т.п. Прожигать время и бродить в этой чуть пьянящей дымке. Как солнце прожигает город, словно рассматривая его в лупу, потому что как бы огромен он не был, он мал в таких масштабах. И ничто не уйдет в тень, не спрячется. Жизнь всматривается в себя, изучает и пожирает, тратит.

Но к ночи все равно становится достаточно темно, чтобы потеряться в ней хотя бы условно, не всерьез, чтобы потерять лицо, время (которое хоть и кажется гуще), себя из виду, придерживаясь лишь вида из себя, что, как водится, весьма затуманен/задымлен. Ночью вообще все как-то прорастает. И луна часто тоже как-то избыточна, огромная, осоловевшая, золотистая и молчаливая. Возможно, наблюдает, как бредешь где-то на поводу у своих мыслей, что, кажется, слегка подбродили от погоды, чуть одуревший, но полный странного, кажущегося почти опасным веселья. И нет-нет да подмигнет, когда отвернешься.
abracadablablah: (Default)
если душа есть, то почему бы ее и не нужно было бы периодически спасать, да.

в этом даже есть ведь нечто возвышающее. над душой так уж точно. она такая вся из себя таинственная и неуловимая,а берешь и спасаешь ее. как котенка с дерева снять. ну или, там, крысу от кошки спасать. вдруг.

иногда так и стоишь у себя над душой, пока она там занята какими-то своими делами душевными. следишь за. чтобы не слишком увлекалась, не переутомлялась, не лезла куда не нужно и т.д.

еще говорят, что важно планировать. а не только фланировать.

потому один из душеспасительных  планов такой: густо забить плеер альбомами Sun Ra или еще каких джазовых фриков и больше гулять.
если разум не убьет, то сделает его прекраснее.
abracadablablah: (Default)
                                                          
abracadablablah: (Default)
"Словом, видно, что он человек с большим умом, но, к несчастью, несколько помешался от излишнего самолюбия или от того, что слишком влюбился в свои мысли и мнения, всмотрелся в них пристально и забыл все, что видел прежде, все, что слышал прежде, все, что непосредственно не принадлежало к этим мыслям, которые, наконец, свели его несколько с ума. Вещь известная, что во что бы и в кого бы ни влюбился, но любовник всегда не в совершенном рассудке."
abracadablablah: (Default)
есть такой жизненный, не побоюсь этого слова, ход: весной слушать tiger lillies (ну или что-нибудь аналогичной легкомысленности и несерьезности). так, чтобы/если не впадать во всякую там излишнюю романтичность умонастроений (избыток которой и впрямь может быть губительной), а просто ходить вдоль/по всяким там лужам, день ото дня все более частым и крупным (это ранняя весна, когда солнце еще только просыпается и ухмыляясь вопрошает этак лениво: "что, гаденыши, перезимовали?"), опаздывать куда-нибудь (как будто возможно куда-то опоздать, тем более - ранней весной.) и неровно так дышать ветром.

лужи, кстати сказать, будучи подобием зеркал, если хоть немного к ним приглядеться, даруют нам возможность "переступить через себя" в самом буквальном смысле. а иначе - обувь и джинсы в грязи. той самой, черной, как юмор, грязи, что на дне то ли каждого из нас, то ли луж.

ощущение всяческого облома происходит от поисков чего-то важного там, где его нет. в общем, где-то вне себя, это нечто выдумавшего и к нему прицепившегося вниманием как к поезду, что уходит-уходит-уходит. воображение всегда богаче воображаемой реальности.

и просто идти. идти потому что ноги идут, а дурная лишь в меру собственных привычек голова ничего не имеет против. а городская окружающая среда вполне напоминает, что жизнь - пространство со множеством векторов, и если не кружится голова от всего этого расходящегося сада историй, что могут случаться с тобой в каждый момент так старательно/легкомысленно выдумываемого будущего, то тогда даже лень додумывать какой-либо вывод. ухмыльнуться самому и констатировать: да, живой. тем более что выводы, сколь бы далеко идущими они не были, связаны обычно с остановкой, с неким пунктом "б". а логика такого плана повествований все равно упирается в "я", что сводит смысл путешествия к погодному минимуму, не делая джинсы чище, а зеркала прямее. да и цель томнее.

если же голова все же имеет привычную склонность к тому, чтобы кружиться, жаждет какой-либо эсхатологии, то для простоты можно считать, что, ну, пусть векторы/лужи/истории, шитые белыми под цвет свету нитками, через угольное ушко ведут прямиком к во многом вымышленному (старательно или легкомысленно), видимо, лету, где всякий гаденыш, омытый местными по времени дождями и пучками ультрафиолета самого натурального происхождения, относительно чист и безоговорочно доволен. да хотя бы так.
abracadablablah: (Default)
- Я как-то плохо запоминаю беспорядочные скопления букв
abracadablablah: (Default)
если красота и не спасет мир, то хотя бы его приукрасит
abracadablablah: (Default)
"...(даже) не с кем Федорова послушать"
abracadablablah: (Default)
и тут одна сигнальная система другой и говорит...
abracadablablah: (Default)
И вот я спрашиваю себя: что может быть серьезнее и важнее, чем это?

Этот цвет, живой, трепещущий, переменчивый – когда, закрыв глаза, смотришь на солнце. Показывающий, насколько веки по своей сути прозрачны, а свет – всемогущ и всеведущ, всматривается в тебя, видит тебя насквозь.

Этот весенний воздух, над которым, как бумажные корабли из, допустим, страниц книги жизни по весенним же ручьям, в потоке сознания, плывут облака туда, куда плывет все. Письма счастья, не имеющие адресата, а потому универсальные как объявления о погоде. Речь их полна упоительного беспамятства, потому легка, иногда периста, почерк неаккуратен, смешлив. Бродят вроде бы бесцельно туда-сюда. Это не заметно, но порой, опомнившись, приходят в себя – и тогда растворяются как какая-нибудь выдумка. Чаще же да – просто уходят за горизонт, за которым лишь молчание и кажущаяся неизведанность. Примерно так же, как смолкает мелодия, довольно быстро растворяясь в зените внимания.

Словно стоя во сне, закатав веки, всматриваешься, проводишь взглядом, не пытаясь что-либо ухватить, сам словно плывешь посреди бликов ощущений, пропитываешься и, почти добравшись до глазного дна, паришь как воздушный змей на натянутой как струна веревке, но не имеющий отправителя.

Или почти внезапное озарение заката, вспомнившего, что ему пора и едва-едва заметно торопящегося. Задающий тон пространству над домами, прибежище для вечерней тиши, к которой так внимательно прислушиваются немногочисленные прохожие мысли, воспринимая ее, очевидно, как совет.

Этот ветер, который, словно будучи не в силах что-либо изменить, придерживается лишь своего направления, хотя и бывает порывист. Порой настолько сбивчивый, что в этом едва можно разобрать какой-то ритм. А он есть. Ветер, подогревающий страсть всяческих так любящих вальсировать на тротуаре полиэтиленовых пакетов, опавших духом осенних листьев, пыли, да и многое еще кого к кочевому образу жизни и/или мышления, несущий одни сплетни о переменах давления за другими. Но и таящий в то же время в себе некое спокойствие, видимо, олицетворяя именно что постоянство перемен.

Эти диалоги ветвей с фонарями, чья пантомима внимательна к их то едва проявленной, то увлеченной ветрами речи, к некоторым из них почти снисходительна, а на некоторые смотрящая снизу-вверх. Как два сообщающихся сосуда, обменивающихся фразами, по сути, лишенными содержания, переливая пустоту.

Эти городские огни, как будто бы неживые, многочисленные искусственные творения рук творений природы. Возможно, намекающие на возможное подобие звездам, говорящие: вот, мы все распустились, открылись, поймав удачно подвернувшиеся потоки воздуха, вышли в космос, наш полет нам неплохо удается. Земля неощутимо колеблется под ногами, чуть покачивается вращаясь когда идешь, то отталкиваясь от нее стопой, то приземляясь, настолько опьяненный этим чудом, этим совпадением причины со следствием, что совершенно про него забыл. Огни смотрят с пониманием.

Или даже, оставив в стороне муравейник тихо звенящих где-то звезд, предоставив им продолжать тайно трудиться над своими небесными делами и перемещениями, не отводить глаз, обычно вращающихся туда-сюда, от луны, отражающей направленное на нее внимание и словно каплей росы выпавшей на твою долю в очередное утро твоей жизни, на какое бы время оно ни приходилось. Словно милостыня человеку, забывшему, в чем он нуждается.

Да и что еще за время? Траектория перемен. Трепет, условно говоря, чтобы хоть как-то говорить, (мировой) души, колебания, вибрации, а значит  – музыка.

abracadablablah: (Default)
"Душа? Это что-то, что плачет. Стремится к чему-то постоянно и плачет."
abracadablablah: (Default)
в одно отражение не войти дважды
Page generated Sep. 25th, 2017 07:44 am
Powered by Dreamwidth Studios